Главная страница
qrcode

Книга о магической силе санкт-Петербург Лань


Скачать 466.29 Kb.
НазваниеКнига о магической силе санкт-Петербург Лань
Дата05.02.2020
Размер466.29 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаtsvetkov_tanets_dozhdya_po_tu_storonu_psihoterapii_ili_kniga_o_m
ТипКнига
#40199
страница6 из 10
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
ГЛАВА 9 УРАВНЕНИЕ КАРМЫ

Любая психотерапевтическая деятельность рано или поздно достигает своего определенного этапа, когда зани­мающийся ею сталкивается с необходимостью обобщения накопленного материала и полученных результатов, всех этих проб и ошибок, из которых в конечном итоге скла­дывается метод. Ценность же последнего равнозначна цен­ности изучения контрапункта для композитора, чье твор­чество, сколь бы интуитивным и гениальным оно не было, все же оказывается недостаточно продуктивным без зна­ния той необходимой базы, которая определяет весьма важное качество любого творца — профессионализм.

Существование нашей профессии обязано, не больше и не меньше, существованию такого факта, как человеческий организм и его душа.

Но что же такое организм с точки зрения проблемы, кото­рую мы собираемся рассмотреть в данной работе? И коль ско­ро здесь заходит речь об этом понятии, то, наверное, в первую очередь, резонно было бы определить, насколько оно синони­мично понятию, которое мы уже использовали ранее — а именно понятию человека Не слишком задерживаясь на выяснении это­го вопроса, удовлетворимся классическим раздетением, соглас­но которому организм есть биологическая и физиологическая структура последнего. Собственно говоря, мы могли бы и не ос­танавливаться на столь очевидных вещах, если бы они нам не пригодились в дальнейшем. Впрочем, недооценивая очевидность, мы рискуем заблудиться в лесу из трех сосен и оказаться в анек­дотической ситуации, где один врач лечил больного от желту­хи, а тот оказался китайцем.

Пока мы не слишком удалились в лес, попробуем схема­тически рассмотреть, что же такое человек в новой модели миропонимания, которую подразумевает психономика. Как и предполагается, начнем с очевидного. Быть может, оно еще и не до конца исчерпало себя, и нам удастся внутри него отыс­кать неизвестные ранее связи, которые помогут обнаружить уже что-то фундаментально новое? (Рис. 1).

Ясно, что все фрагменты данной схемы находятся в положении взаимодействия и взаимовлияния. Так, напри­мер, выбор профессии может определяться психикой, ее

78

сознательной частью, а также интеллектуальными, мнес-шческими и другими «инструментальными» ее функция­ми. С другой стороны, Бессознательное оказывает свое прямое воздействие на выбор профессии. Не без работы в данном случае оказывается и организм, состояние его внут­ренних органов, гормональные реакции и т.д.

Не является новостью, что психика воздействует на организм, а последний, в свою очередь, на нее, что под-i нерждается широким спектром психосоматических забо-irii.iuiiii и изменением характера под влиянием того или иного физического недуга.

Таком образом, все эти взаимообусловленные взаимо-игресечения символически образуют некую микроорбиту, одновременным центром и периферией которой предста­ет человек. (Рис. 2).

Утл
Однако, чтобы продвинуться дальше и не зацепиться за печное вращение этой орбиты, я позволю себе освежить не-К(ш>рые положения психономики, сформулированные в книге «Мастер самопознания...». В данном случае это будет теоре-м.| 11еполноты Системы: «Никакая система не может быть исчерпывающе описана теми средствами, которыми распола­гает данная система. Средства любой системы всегда огра­ничены и невозможно произвести качественные изменения пну i ри этой системы, используя возможности самой данной системы», а также три ее следствия:

1. Произвести качественные изменения в системе мож­но только выйдя за пределы этой системы.

2. Выход за пределы определенной системы подразуме-ниет построение некой новой метасистемы, то есть такой, Которая включала бы данную в качестве составного звена.

.'$. Исчерпывающее описание данной системы возмож­но только языком метасистемы — метаязыком.

Маша микроорбита предстает системой, замыкающей-СЯ на себе, и поэтому для того, чтобы объяснить и описать re закономерности, нам необходимо выйти из нее, поки­нуть ее пределы. Благодаря присущему информации свой-(I ну многомерности, мы можем осуществить это. Простран-i i но, лежащее за пределами этой орбиты, недоступно со-

79

знанию, оно ене-сознательно, или бес-сознательно. Следо­вательно, область бессознательного открывает нам возмож­ность выхода к метасистеме.

Чтобы более подробно рассмотреть последнюю, следу­ет, скорее всего, изучить ее структуру, попытки чего пред­принимались не раз. Мы коротко остановимся на наибо­лее продуктивных из них, для того чтобы яснее представ­лять себе суть нашего поиска.

Концепция Фрейда интерпретирует Бессознательное как некое пространство, где происходит взаимодействие, столкновение и напряженное сосуществование таинствен­ных безличных сил, которые в конечном итоге определя­ют наше поведение. Эти силы трансформируются в раашч-ные влечения, инстинкты, желания, импульсы, по большей части являющиеся запретными, и начинают оказывать дав­ление на Эго, которое в ответ противопоставляет им свою структуру оппозиции — цензуру. Нецрорвавшиеся в созна­ние импульсы, устремляются к нему обходными путями и проявляют себя в сновидениях, фантазиях, оговорках, нев­ротических и психосоматических симптомах. Иными сло­вами, Бессознательное — это то, что мы думаем на самом деле, но не подозреваем об этом.

Юнг в значительной степени трансформирует и услож­няет эту концепцию, вводя в нее новые понятия и, тем са­мым создавая качественно ивой методологический аппарат познания психики. Его подход начинается, с положения о том, что „теоретически, поле сознания невозможно ограни­чить, так как оно способно беспредельно расширяться. Эм­пирически, однако, сознание всегда обретает свои границы, — встречая нечто неведомое. Это, собственно, то, чего мы не знаем и что, таким образом, не связано с Эго — центром сознания. В «неведомом» различаем две группы объектов: внешние — те, которые могут быть восприняты посредст­вом органов чувств, и внутренние, которые постигаются не­посредственно. Первая группа вмещает в себя «неведомое» во внешнем мире, вторая — «неведомое» в мире внутрен­нем. Это и есть пространство бессознательного".

Далее Юнг подвергает это пространство разделению, в котором существуют индивидуальное Бессознательное, то есть такое, куда «мы должны включить все более или ме­нее умышленные вытеснения неких болезненных идей и впечатлений» и коллективное Бессознательное, содержащее в себе инстинкты и архетипы — изначальные образы, при­сущие всему человечеству в целом и являющиеся продук-

[Ш его мифологичпеской активности. В свою очередь, кол­лективное Бессознательное бесконечно продолжается в некоем направлении и на каком-то этапе сливается с внеш­ним «неведомым»: „Глубинные «слои» психэ теряют свою индивидуальную исключительность по мере того, как от­ступают все дальше и дальше в темпоту. Это последова-Гглыюе «движение вниз» означает, что по мере их прибли­жения к автономным функциональным системам, они ста­новится все более коллективными, вплоть до универсали-М111Ш и растворения в телесной материальности, то есть в химических субстанциях. Углерод человеческого тела есть просто углерод. Следовательно, на своем «дне» психэ яв-1мегся просто миром".

Нетрудно увидеть, что последнее заявление выражает идею тождественной связи между миром объектов, то «•сгь Вселенной, и миром психическим, то есть душой. И iI'.iimuu между этими мирами нет!

Итак, в том виде, в котором мы собираемся рассмот­реть бессознательное, последнее предстает как некая и в ю же время довольно реальная, если судить по ее способ­ности оказывать определенное и конкретное влияние, ме-I «структура, объединяющая в себе свойства как психичес-Mir, так и внепсихические, то есть выходящая за грани Шчностного и личного.

Очевидные наблюдения за текущими процессами ду­шенной жизни индивида позволяют нам представить Бес-i оэвательное действительно как образование, обладающее не только качествами, но и строением, и эта архетектони-i.i может быть выражена и описана.

Обратившись к Фрейду (отнюдь не по тем же мотивам, Но каким обращались к Марксу правоверные коммунисты-кчшмцы, с фетишистским трепетом простираясь у исполи­нских ног гигантского идеологического идола, а по несколь­ко иным соображениям, продиктованным позитивистской ло-I ИКой развития науки о душевном мире человека, бурное ркшитие которой стимулировал все-таки создатель психоа-1Ш1И.1Л), мы обнаружим положение, истинность которого вряд 'in вызовет чьи-либо сомнения: „В психической жизни чело­века всегда присутствует «другой»".

Так как психическая жизнь в основе своей бессознатель­но, что вполне естественно, то из этого следует, что в Бес-еоанательном человека всегда присутствует «другой»-.

Кто же этот «другой»? Фрейд продолжает: «Он, как |рпиило, является образцом, объектом, помощником или

81

противником...». Иными словами, все то, с чем сталкивал ся индивид на протяжении всего своего существования, автоматически поглощалось его Бессознательным. Это в первую очередь родители, близкие, приятели, детские игры и игрушки, персонажи сказок, сначала рассказанных, а затем и прочитанных., сновидения, впечатления, ощущения, чувства; то есть любой человек, живое существо, предмет, понятие, персонаж — включаются в структуру Бессозна­тельного и становятся его элементами, несущими опреде­ленный энергетический заряд.

Выражаясь более лаконично, можно сказать: «Я — это Другой». Графически данную мысль можно представить следующим образом. (Рис.3).

Разговаривая на языке психоэнергетикн, мы можем данное положение осознать как то, согласно которому «дру­гой» неизбежно оказывается включенным в структуру на­шего поля и становится его фрагментом. Если мы сравним данный подход с предыдущим, то убедимся в их идентич­ности. И действительно, поле бессознательно, а функцио­нирование Бессознательного невозможно описать, не ис­пользуя такого понятия как энергия (впрочем, так его и описывал основатель психоанализа).

Постольку поскольку мы затронули здесь энергетичес­кие категории, то нам остается выяснить, в какой же все-таки форме или в каком состоянии действуе этот «другой», наполняя пространство нашего Бессознательного. Разуме­ется, он не присутствует как лицо физическое, но если мы вспомним, что любой объект окружающего мира воспри­нимается посредством формирования его образа, то нам ни-чесго не остается, как сделать предположение, что «дру­гой» — это «образ другого», и этот образ живет в нашей душе, обусловливая ее содержание. Получается, что с од­ной стороны данный образ является частью нашей собст­венной психики, с другой — представляет собой слепок душевной организации (или на языке психоэнергетики — энергетическую матрицу) другого объекта.

В свою очередь, образы объектов можно классифици­ровать и, проведя это несложное дело, мы увидим, что у нас получается следующее:

1. ЛЮДИ: с которыми мы встречались, встречаемся, бу­дем встречаться. Что касается последнего, то оно станет вполне понятным, исходя из признания того, что в Бессо­знательном не существует времени, что доказывается весь­ма просто. Скажем, то, что произошло с нами двадцать или

82

II
фидцать лет назад, для нашей психики может быть столь *г актуальным, как и то, что случилось несколькими ми­нутами раньше. Значит, наше Бессознательное — некое не-игдомое измерение, где функция времени отсутствует, его просто не существует. И вместе с тем это измерение — ос-|||
Ike встает на свои места — некая ситуация происходит и уходит, исчезает, но эмоции, связанные с ней, остаются, кодируются мозгом в виде неких информационных матриц. ()щ)еделенным усилием воли я могу воздействовать на эту систему кодов и вспомнить об этом событии, то есть вы-i ими II, эту информацию на уровень доступного осознава-
83

2. ВЕЩИ — и в первую очередь те, которые окружали младенца.

3. ДРУГИЕ СУЩЕСТВА - животные и т.д.

4. МИФЫ — персонажи сказок, преданий и других литературных произведений.

5. РЕЛИГИОЗНЫЕ ОБЪЕКТЫ - Бог, Мировой ра зум, Силы природы, дьявол.

6. ЭТИЧЕСКИЕ ПОНЯТИЯ - сколь бы абстрактны ми последние ни представлялись, они персонифицируются уже с детства. Например, Змей Горыныч — образ воплощен ного зла, а Илья Муромец — добра. Таким образом, каж­дый, исходя из собственной мифоструктуры, носит в себе образы и представления этих понятий — Добро, Совесть, Мудрость, Хорошо, Плохо.

7. РЕЛЯТИВИСТСКИЕ ПОНЯТИЯ - время, про странство, вечность, сила, бесконечность, род, энергия, ум, глупость, жизнь, смерть, бессмертие.

"8. КАЧЕСТВА ЭМОЦИЙ - радость, печаль, любовь, ненависть, хорошо, плохо.

9. ЭСТЕТИЧЕСКИЕ КАТЕГОРИИ - красота, безоб разие.

10. СНОВИДЕНИЯ.

11. ОБРАЗ САМОГО СЕБЯ.

Изобразив эту информацию графически, мы увидим, сколь густо заселена вселенная по имени Человек. (Рис. 4).

Однако, чтобы не запутаться в обилии всех этих сим­волов, сгруппируем их, и в результате получим следующую модель, в которой условно выделяется четыре класса по­нятий:

I. Метапсихическое: Бог, жизнь, сила, дьявол, смерть, бессмертие, рай, ад.

II. Психическое: люди, отношения, семья, работа, зло, добро, красота, уродство, радость, печаль, хорошо, плохо, отношения с другими живыми существами, секс, «я».

III. Мифическое: сны, персонажи, фантазии.

IV. Типическое: деньги, быт, вещи, еда. (Рис. 5).

Однако из всего этого количества объектов одни явля­ются более, другие — менее значимыми. Ясно, что многое в выборе зависит от индивидуальности человека, его пред расположенности и склонностей, но существуют такие ка­тегории, которые, будучи универсальными для всех людей, занимают в системе значимостей доминирующее положе­ние. К примеру, некто испытывает страсть к разведению

и коллекционированию кактусов, и данное увлечение оп­ределяет смысл его жизни. Он, скажем, абсолютно равно­душен к животным и отказывается понимать своего сосе­ди, который души не чает в собственной собаке. Но несмот-|и| на всю их разницу, для обоих будет одинаковым стрем­ление к удовольствию, которое способна им дать жизнь. Ими управляет одно и то же влечение. Каждый человек боится смерти и цепляется за жизнь, независимо от его ве­роисповедания, пристрастий, увлечений и мировоззрения. I'.ii 1.11M0, об этом позаботилась сама природа, наделив род Цодской столь мощным инстинктом самосохранения. Сле­дующий же инстинкт — продолжения рода — демонстри­руется наличием сексуального влечения. В конечном ито-ir .пи два инстинкта сливаются в одну силу, которую Фрейд обозначил как либидо.

И нашем примере кактусист и любитель собак, различаю­щиеся в типическом, сходны в метапсихинеском. Если мы проанализируем соотношение значимостей в различных классах понятий, то придем к тому же результату.

Представим себе зал совещаний, где для обсуждения некой проблемы собралась группа людей. Каждый из них нидит свои сны, фантазирует о чем-то своем (мифическое), Ни своему относится к семье, работе, имеет свои представ­ления о красоте, добре и зле (психическое). Они о чем-то ширят, что-то бурно обсуждают, увлеченно доказывают, ста-Миотся казаться умными и глубокими. Но внезапно распа-чинается дверь, и в зал влетают террористы, разбрызгивая Но потолку и стенам автоматные очереди. Нетрудно вооб-р»,1ить, что в этот момент произойдет с публикой. Сразу же Иге аргументы, убеждения и полемический задор исчезнут, прихлопнутые собственным шоком, уступив место одному единственному желанию — спастись. Причем, в это время человек вовсе не думает, зачем ему спасаться, для чего он нт делает. Кактусист забывает о своих кактусах, а знаток пнфчества Андрея Белого — про Андрея Белого. Просто ймгргия инстинкта руководит телом таким-то, программи­руя последовательность его действий. Один вступает в схват­ку, другой прыгает в окно, третий залезает под стул. Здесь Нп героев и трусов. Здесь и сейчас проявляет себя метап­сихическое и надличное.

Если это так, то проблема проясняется. Но как быть с другим влечением, открытым и описанным Сабиной Шпиль-|и'1'ш, российским психоаналитиком, — танатосом, влечени-рм к смерти? Логика наших рассуждений снимает кажущее-

85

ся противоречие. Смерть является принадлежностью метан сихического и определяет подспудный к ней интерес. Ведь смерть — это не только то, куда мы уйдем, но и то, откуда мы вышли, и в этом наблюдается своеобразная симметрия нашего Бытия. Она представляется некой потустороннем тайной, с одной стороны, вызывающей смутный страх и трс пет, а с другой, — неодолимый интерес ребенка, стремяшс гося подсмотреть, что же творится за дверью родительском спальни. Любопытство этой же природы заставляет нас вре менами обращаться к тому миру, что лежит за пределами земного существования. О загробной жизни написано вели кое множество всяческих исследований, начиная от «Книги мертвых» и, кончая современными парапсихологическимм изысканиями. Ее образы заселяют мифотворчество раачич ных народов и времен, то устрашающе зловещие, то поэт чески изысканные. Ее образ, у каждого свой, живет и в
На протяжении всей истории человечества люди свя зывали такие явления, как жизнь и смерть с некой силой, которая регулирует и подчиняет себе эти отношения. Дам ная сила определяет появление на свет или же уход из него В зависимости от этноса и уровня развития цивилизации ей давали различные имена: духи, боги, стихии и т.д. С раз витаем монотеизма появился единый Бог — как отраже­ние коллективной идеи о существовании верховной суб станции, определяющей и предопределяющей развитие всего мироздания в целом и каждого существа в отдель ности. Все зависит от Бога, но Бог не зависит ни от кого и не от чего. И вполне естественно, что его образ, его мыс леформа заняли центральное место в метапсихическом Бес сознательного. Он становится доминирующей фигурой и Бессознательном в силу автономности своих главнейших функций.

1. Если он является источником всего мирового поряд ка, то он является прежде всего Создателем («в том числе и моей жизни»).

2. Если он создал свое творение, то он может его и за щитить («в том числе и мою жизнь»).

3. Раз он создал то, что было, есть и будет, значит, он вечен, и, таким образом, он любое свое творение («в том числе и мою жизнь») может сделать бессмертным.

Однако бессмертие бессмертию рознь, так как сущеп вуют две ипостаси вечного — рай и ад, местопребывание которых также расположено в Бессознательном, хотя и

86

Щмфмнается постоянно в зону осознавания и непосредст-■wnoro переживания. Никому не хочется ада, и каждый Ц|)И жизни уже стремится в рай. Но туда нужно еще по­ручить низу, а это зависит от участия самого Господа Бога,

......in.iii в данном случае выступает в своем четвертом

ИМгггнс — качестве Судьи.

Итак, Бог есть: Создатель, Защитник, Источник, Судья.

I )щ его четыре положения универсальны для любого '" гни моксдания и не зависят от той или иной формы i Вккрстной персонификации. Таким образом, метаисихи-ЦГКИЯ часть нашего Бессознательного изначально наделена |м 1ИГИОЗПЫМ смыслом, призванием которого, возможно, •шиек'я связывание мира внутреннего с внешним (ведь religare —

i им чапать).

Теперь мы можем несколько видоизменить предыду-Hivw диаграмму и посмотреть новые соотношения внутри нишей информации. (Рис. 6).

И/цч-ь мы видим, как Бессознательное, открытое мирозда­нию, растворяется в нем и переходит в него той своей час-1Ыо, которая определяется как метапсихическое. Таким об-I' > юм, получается, что человек через свое Бессознательное игкрыт Вселенной. Не думал ли об этом интуитивно еван-Ниист Лука, когда писал о том, что Бог внутри нас?

11 .сменяясь языком психоэнергетики, человек непосред-14«емпо подключен к информационному полю Вселенной, ИМторое в свою очередь ( в нашей модели) сообщается с Мсчнигихическим, затем, кодируясь в определенные сигна-1М, проникает в мифический пласт, где развертывается в ни к- образов сновидений как некое экзистенциальное по-tuifliuic, после чего обрабатывается психическим, создавая Маличного рода душевные напряжения, стремящиеся раз­рядиться в действии.

tin.(вращаясь к нашей микроорбите, мы имеем теперь ишможность статичную схему наполнить динамическим Цшиманием — применяя метод метаструктуры, результатом ЦП и и данном случае получается следующее (Рис. 7).

Воспользовавшись древним и столь же актуальным имме понятием — карма, представим данную модель как

щшшнчше кармы.

На мой взгляд, в данном случае более подходящим яв-Wivx понятие уравнения, хотя то, что получилось, было бы ч м.in-!lino назвать формулой. Разница в терминах вроде бы Значительна. Но выбор между
87

разницу в смыслах. Наш выбор подчеркивает, что человек еапъ уравнение. Исходя из этого положения, можно чело века представить как некую систему, деятельность которой вполне поддается расчету и прогнозированию.

Вернемся к нашему уравнению, где все неизвестные нам уже почти известны. Остается только уточнить само по нятие кармы. Традиционно оно определяется как закон причинно-следственных связей, взаимодействие которых образует неумолимую детерминированность всех процес сов и событий, происходящих во Вселенной, а, стало быть, и в жизни человеческой. Данный подход диалектичен и не оставляет места сомнениям, потому что он еще и очеви­ден. Однако, уточняя и детализируя эту очевидность, мы можем проанализировать ее внутренние механизмы и по­лученными результатами дополнить наше уравнение. Пос­леднее можно довольно успешно выполнить, если предста­вить себе карму как некую составляющую трех сил, каж­дая из которых обусловливает определенную линию раз­вития индивидума:

1. Сила рока.

2. Сила провидения.

3. Сила воли.

Сила рока оказывает влияние на существование рода Если провести параллель с биологией, то нетрудно заметить, что частью этой силы является генетическая передача ин­формации из поколения в поколение. И в этом плане зако ны генетики почти равносильны законам оккультным.

Сила провидения на вещественно-материальном уровне может быть определена как судьба, то есть закономерное развертывание событий и ситуаций на протяжении жизни индивидума.

Сила воли есть психодинамическая сила, отражающая личностные напряжения, возникающие в результате борь­бы мотивов. В свою очередь, это такое напряжение, кото­рое субъект может использовать как возможность опреде­ленного выбора.

Гармоничное взаимодействие этих сил определяет гар­моничную целостность того, кто является их средоточием — человека. Исходя из сказанного, индивидуальное бытие последнего складывается из трех факторов:

1. Организм.

2. Психика.

3. Судьба (то, что в схеме представлено как «единица социума).

Каковы же кармические взаимообусловленности указан­ных трех сил и трех факторов?

(Зила рока: самым естественным образом влияет на физическое здоровье ребенка — хотя бы посредством ге­нетического уровня — то есть на организм. То, что душев-пня организация не ускользает от наследственности, так­же является фактом проверенным. В свою очередь состо­яние организма и психики хоть в какой-то степени, да обусловливает то, как складывается жизнь их обладателя - судьбу.

Сила провидения: регулирует взаимоотношения окру­жающего мира (среды) и материального носителя рока (индивида). Характер этих взаимоотношений самым есте-СТвенным образом складывается из свойств как среды, так и психофизического статуса ее обладателя.

("ила воли: импульс психического напряжения програм­мирует поведение, которое, с одной стороны, является след­ствием внутренних мотиваций, а с другой, — причиной тех событий, которые реактивно последуют как ответ на это нонедение. Если воля направлена на разрушение, то резуль­тат окажется столь же деструктивным. Созидающая воля укрепляет целостность трех факторов: организма (физичес­кого здоровья), психики (душевного здоровья), судьбы (ситуативного благополучия).

Ясно, что человек является пассивным носителем пер­ни х двух сил — ведь для каждого младенца его род и мес­то пребывания в этой жизни является данностью, куда он попадает независимо от своих желаний. Но третья сила — ноли — представляет собой энергию, обладая которой, че­ловек становится началом активным, то есть — разумным. 1'а;»ум же в первую очередь проявляется как отношение к чему-либо, оценка этого отношения и предпочтение или от-иоргание чего-либо. Апеллируя именно к разуму — воле, Моисей сформулировал десять заповедей, соблюдение ко­торых приводит в гармоническое равновесие соотношение грех сил и трех факторов человеческого бытия, описанных нише. Иными словами, закон действия заповедей прост, со­блюдаешь — здоров и счастлив, нарушаешь — болен. По­добное происходит потому, что сила воли, будучи инди­видуальной, призвана диалектически подчиняться первым днум силам, так как она является производной от них, Которые в свою очередь производны от некой единой силы, Ставшей источником их возникновения. Мы выяснили, что последнюю силу определяли понятием Бог.

Механизм же работы заповедей эффективнее всего рас­смотреть на примерах. Возьмем первую: «Я Господь, Бог твой, <...> да не будет у тебя других богов пред лицем моим». Что это значит с точки зрения психодинамической? Наше исследование показало, что Бог — центральная фи­гура нашего Бессознательного (здесь я позволю ссылку на предыдущие страницы данной работы). Следовательно, смысл данной программы сводится к следующему: «Я со­здал тебя и дал тебе жизнь, и никакие другие боги не дали тебе жизни, и не от них зависит судьба твоя». Легко понять, что под богами подразумеваются другие объекты, которые могут стать источниками поклонения: вещи, деньги, другие люди и т.д. — то есть остачьные фигуры нашего Бессозна­тельного. Значит, соблюдая эту заповедь, я свою волю ак­тивизирую в сторону созидания, усиливая ее позитивные влияния на собственную личность и сущность — организм, психику, судьбу.

Отрицание заповеди есть отрицание Бога. Подобный акт автоматически приводит к формированию негативной про­граммы, которая, разрушая центральную часть Бессознатель­ного, естественно разрушает и само Бессознательное — ос­нову человека. Такая деформация целостности порождает болезни, неудачи, страдания. Нетрудно заметить, что агрес­сия против Бога оборачивается агрессией против себя. Весь­ма показательным и печальным свидетельством последнего служит наш зловещий «исторический эксперимент» по созда­нию новой эпохи и ее представителя — хомо советикус.

Разрушив Бога, общество закономерно усилило пози­ции дьявола, за что и поплатилось — оно разрушило само себя и превратилось в огромного социального мутанта. Ведь невозможно себя убить и при этом остаться в живых!

Подобная же механика заложена и в остальных запо­ведях, а также в иных библейских рекомендациях. Напри­мер: «Не суди, и не судим будешь». Постольку поскольку в нашей психике всегда присутствует «другой», то, осуж­дая его, мы автоматически осуждаем себя. Осуждение со­ответственно порождает вину, вина ищет наказания, и на­казание обязательно приходит в виде болезни, боли, нега­тивных случаев, травм.

Проклиная другого, мы проклинаем себя и, конечно, при этом заслуживаем соответствующей участи.

Такова наша психодинамика, законы которой одновре­менно являются и законами Вселенной.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

перейти в каталог файлов


связь с админом